Война в Карелии

1941. Нападение

Эвакуация раненыхЧерез 9 суток после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, в ночь с 30 июня на 1 июля 1941 г. на ряде участков государственную границу СССР пере­шли финские войска. Финские оперативные сводки так сообщали об этих событиях: «6-й армейский корпус. Город Олонец захвачен 5 сентября, в 20 часов достигли северо-западной части Мегреги. Продвижение продолжается. Вторглись в Нурмолицу. Идут бои. Около половины Олонца горит». Финский офицер М. Хаавио сделал такую запись в своем дневнике: «10 сентября. Этот день стал праздничным. Утром состоялся парад в Олонце, на площади Куттуева. Парад прошел так же, как в мирное время в Хельсинки перед Никольским собором. Колонны стояли ровными рядами. Оркестр исполнил марш. Генерал Пааво Талвела сказал: «Солдаты! Отважные наши войска два дня назад заняли Олонец и повернули фронт в сторону Свири. Так исполнилась мечта, о которой лишь редкие осмеливались грезить и лишь смелые совершали ради нее дела».

Ополченцы... В этом слове сразу же слышится нечто штатское, необученное, представляются наспех одетые в шинели интеллигенты в очках. А между тем в ряды ленинградских ополченцев июля 1941-го года добровольно, не по призыву, вступила самая настоящая питерская элита: рабочая, научно-образовательная, инженерно-техническая. Так, 2-й Приморский и 2-й Выборгский полки дивизии формировались из студентов и преподавателей Политехнического и Технологического институтов, Лесотехнической академии, Академии связи, рабочих и ИТР знаменитых заводов и фабрик Выборгской стороны и Приморского района. В строю стояли ветераны 1-й Конной рядом с зелеными комсомольцами. Отцы шли в ополчение вместе с сыновьями, а профессор «Техноложки» Зубрицкий вступил в дивизию вместе со своими студентами.

В дивизию влились и несколько десятков молодых испанцев, подросших детей защитников республики, эвакуированных в СССР в 30-е годы. Из командир, подполковник Квятковский писал: «В боевом отношении бойцы растут у меня на глазах, буквально с каждым часом. Испанские парни составили ядро разведроты. Смелыми вылазками отличились Хосе Ортес, Игнасио Моро, Марселино Пенья. Был схвачен врагом и зверски замучен Анхель Мадера. Героизм был массовым, а воевать приходилось против поднаторевшего в лесных боях противника, с трехлинейками против автоматов «Суоми». В тяжелом положении оказалась дивизия народного ополчения. Противник оттеснил ее к северу от дороги Ильинской завод - Олонец. От Нурмолиц она пыталась пробиться к Олонцу и соединиться с другими частями, но противник преградил ей путь на юг и навязал бой у деревни Нурмолицы. Тяжелый, кровопролитный бой продолжался два дня. Из дневника ополченца: «5 сентября (76-й день войны). Первый полк дивизии народного ополчения прямо с марша вступил в бой у деревни Новый Бор, на пути к Дятлицам. В течение дня ополченцы отбили три вражеские атаки. Жестокий бой второго и третьего полков у Нурмолицы». Бросив против дивизии народного ополчения большие силы, противник тем самым ослабил нажим на части 67-й и 314-й дивизий. Они почти без потерь переправились через Свирь, а 3-я бригада морской пехоты закрепилась на северном берегу Свири. Командир дивизии народного ополчения Алексеев решил отходить от Нурмолиц на восток, в район станции Таржеполь Кировской железной дороги, а затем на север, к Петрозаводску. Предстояло преодолеть около 150 км по лесным тропам. Дивизия двинулась в путь. Шли 11 суток. Связи у дивизии не было. Люди питались в основном подножным кормом - грибами, ягодами, неубранной с полей картошкой. 16 сентября дивизия вышла на железную дорогу между станциями Таржеполь и Ладва. Вышла в полном порядке, сохранив артиллерию и обозы. В ходе пяти месяцев ожесточенных сражений 7-я армия, располагая ограниченными силами, измотала и обескровила финскую Карельскую армию и остановила ее продвижение на всех направлениях. После 8 декабря 1941 года войска Карельского фронта на огромном пространстве от полуострова Рыбачий до реки Свирь заняли прочную оборону. Ни финнам, ни немцам больше не удалось продвинуться ни на шаг.

Оккупация

Оккупационная политика финских властей предполагала различные подходы к местным жителям в зависимости от их происхождения. Родственные финнам в этническом отношении карелы и вепсы должны были остаться на своей территории и стать будущими гражданами Великой Финляндии. Этнически не родственные финнам местные жители, основную массу которых составляли русские, рассматривались как иммигранты, инонационалы, которые должны были покинуть Карелию навсегда после разгрома СССР. Для изоляции инонационалов по приказу маршала Маннергейма от 8 июля 1941 г. на оккупированной территории создавались концлагеря. Местным жителям запрещалось иметь любое оружие и радиоаппаратуру, находиться на улице с 21 до 6 часов утра, присваивать или портить оставшееся государственное имущество, хранить или распространять запрещенные книги. За нарушение грозила смертная казнь. Составной частью политики финнизации являлось также переименование населенных пунктов. Так, Петрозаводск стал называться Аанислинна, Олонец — Аунуслинна.

1944. Ответный удар

Карельский фронтК середине 1944 г. противник создал исключительно мощный и глубоко эшелонированный рубеж обороны. На 1 км фронта укрепрайона приходилось по 4-5 дотов и десятки дзотов. Утром 23 июня 1944 года Ладожская флотилия высадила десант в междуречье Тулоксы и Видлицы в тылу финской обороны для содействия войскам, наступавшим с фронта. При поддержке кораблей и флотской авиации десантники должны были перерезать железную и шоссейную дороги, идущие от Олонца на Питкяранту. Высадка прошла успешно. Финны срочно направили к месту высадки части 15-й пехотной бригады и отдельный егерский батальон. Сильными контратаками финны попытались загнать десант в озеро, но им это не удалось. На следующий день здесь высадилась еще и 3-я бригада морской пехоты. Ладожская флотилия поддерживала десантников огнем своей артиллерии. Все атаки финнов были отбиты. Высадка крупного десанта в тылу финских войск и обход их главной полосы обороны создали реальную угрозу окружения 5-й и 8-й финских пехотных дивизий. Поэтому командование противника было вынуждено в ночь на 24 июня отвести свои части на западный берег Видлицы. Преследуя отходящих финнов, части 37-го гвардейского корпуса 25 июня заняли Олонец, а на следующий день -  Нурмолицы. А уже 21 июля 1944 г. передовые части 176-й стрелковой дивизии вышли на государственную границу СССР. Лейтенант Кошкаров вспоминает: «Мы остановились на стыке границ трех государств -  России, Финляндии и Норвегии. После окончания войны я продолжил службу в учебной роте капитана Турищева. Командиром батальона был майор Путин. Первое время наша часть находилась в деревне Нурмолицы, а затем батальон перевели в город Лахденпохья. Здесь я и демобилизовался».
И напоследок - сообщение на одном из форумов в Интернете: «Ездил на родину жены, в Карелию, и во время похода за грибами в район д. Нурмолицы в лесу, неожиданно для себя, опознал в том, что ранее считал обычными замшелыми ямами - блиндажи, артиллерийские позиции, окопы и воронки без счета…».

Туры в Карелию

Скоро в продаже

Статьи

Южная Карелия

Карелия, край бесчисленных голубых озёр

Отзывы о статье

Отзывы о статье


Оставьте свой отзыв