Клятва. Осень 1942 года…Село Кончанское носит имя Суворова с 1950 г. Окрестности села на первый взгляд ничем не выделяются среди типичного новгородского пейзажа, но пребывание Александра Васильевича  как бы наложило на них особый отпечаток. Особенно ощущаешь это на горе Дубихе, где стоит его летний домик. С горы открывается вид на много верст вокруг: живописные просторы полей и лесов, нив и лугов, раздолье озера Шерегодро с изумрудными островами, густо заросшими деревьями и высокими травами. Под горой как на ладони - парк и село. Жители Кончанского всегда с гордостью хранили память о великом односельчанине, и первый памятник полководцу был открыт 22 декабря 1940 года, в 150-летнюю годовщину героического штурма Измаила. Музей Суворова появился довольно неожиданно. Идея, как говорится, витала в воздухе, но «зеленый свет» ей дал лично Сталин, когда на параде 7 ноября 1941 г. на Красной площади назвал Суворова в числе величайших отечественных полководцев. 25 октября 1942 года, в самый трудный период войны, когда гитлеровцы рвались к Волге и более половины Новгородской области было оккупировано врагом, в Кончанском состоялся митинг, посвященный открытию дома-музея. Такой крепкой была уверенность народа и армии в том, что враг дальше не пройдет, будет остановлен и побежден! С тех трудных военных лет музей рос и развивался. В 1960 г. он был преобразован в музей-заповедник, были взяты под охрану государства суворовский парк и гора Дубиха. 18 мая 1975 года в реставрированном бывшем здании церкви была открыта для посетителей диорама «Альпийский поход Суворова», выполненная художниками-баталистами студии им. Грекова.

Село Кончанское возникло в начале 17 века как карельское поселение на землях Дворцового приказа. С территорий, отошедших по Столбовскому договору 1617 г. к Швеции, хлынул поток карельских переселенцев. Постепенно карелы смешались с коренным славянским населением. В 1763 г. Кончанское купил Василий Иванович Суворов, отец будущего полководца и крестник самого Петра Великого. Впервые Александр Васильевич приехал в имение после смерти отца зимой 1784 г. и пробыл здесь полтора месяца. Второй приезд весной 1786 г. был еще короче. Суворов торопился на юг, откуда вскоре пришли вести о блестящих победах русских войск над турецкой армией под Кинбурном, на реке Рымник, о взятии Измаила. Наконец, 5 мая 1797 г. Суворов, 66-летний фельдмаршал, в третий раз прибыл  в Кончанское, но уже не по своей воле. Вступивший на престол в 1796 г. Павел I, поклонник прусской военной системы, сразу же стал перестраивать армию на иноземный лад. Прусскую тактику Суворов называл «протухшей» и возмущенно говорил: «Русские прусских всегда бивали, чего ж тут перенять!» Великий полководец, не знавший ни одного поражения, оказался в опале. 6 февраля 1797 г. был зачитан царский указ: «Фельдмаршал граф Суворов, так как войны нет и ему делать нечего, отставляется от службы». Вскоре к нему прибыл посланный Павлом чиновник Николаев, с приказанием ехать в Кончанское и поступить под надзор боровичского городничего. Впрочем, городничему быстро надоело следить за опальным полководцем, да и соседи отказывались от этой сомнительной чести, и тогда Павел отправил к Суворову всё того же Николаева. Негласный надзор превратился в гласный, но нет худа без добра: именно тайным донесениям соглядатая история обязана сведениями о повседневной жизни фельдмаршала. Николаев писал, что полководец вставал часа за два до света, пил чай, обливался холодной водой, потом отстаивал службы, часто сам пел в церкви. Пища его была простая, деревенская. К одежде он был невзыскателен, ходил в рубашке с самой первой своей наградой - орденом св. Анны, на одной ноге сапог, на другой - туфля (когда-то денщик забыл в чулке иглу, Суворов сильно поранился и страдал болями). В воскресенье и праздничные дни носил егерскую куртку и каску, а в царские дни и большие праздники - фельдмаршальский мундир без шитья, но со всеми орденами. С крестьянами-карелами Александр Васильевич объяснялся на их языке, и Николаев часто жаловался, что не понимает, о чем они говорят. Пожалеем же и мы его: во все времена нелегка была доля стукача!

При восстановлении музея в 1958-1959 гг. дом из-за ветхости не стали реставрировать, а выстроили новый на старом фундаменте. Он повторяет облик подлинного суворовского дома, его размеры и архитектуру. Одноэтажный, рубленый, с невысокой четырехскатной крышей и открытым крыльцом, выходящим в парк. По другую сторону расположены службы: кухня, людские избы, сараи, амбары. Комнаты дома-музея обставлены подлинной мебелью суворовской эпохи и частично - копиями вещей полководца. Многочисленные портреты, картины, скульптуры, гравюры, документы (в оригиналах и копиях) рассказывают историю кончанской ссылки. Замечательным памятником до сих пор остается парк на площади 4 гектара. Он был разбит по всем правилам садово-парковой архитектуры 18 века, где преобладал тип регулярной планировки с так называемым ландшафтным стилем. Через весь парк к церкви проходила центральная липовая аллея. По обе стороны ее были разбиты другие аллеи – липовые и березовые, сходившиеся радиусами к центру. Старые парковые аллеи плохо сохранились, сейчас здесь молодые посадки. Холм вблизи села (гора Дубиха) еще в первые дни жизни в Кончанском привлек внимание Суворова. Он построил здесь небольшой двухэтажный домик, вошедший в историю как «суворовская светелка». В нижней комнате жил камердинер Прохор Дубасов. Он был бесконечно предан своему барину, и Суворов платил ему тем же,  брал с собой во все походы. Во время Итальянской кампании король Сардинии Карл-Эммануил прислал Дубасову две золотые медали в награду за его заботы о здоровье полководца. Серебряную медаль Прохор получил и от австрийского императора. Нижняя комната «светелки» служила и своего рода гостиной, где Суворов принимал посетителей. Печки в доме не было, и на специально устроенном под елями очаге Прохор грел чайник и заваривал чай. Остатки этого очага сберегались вплоть до середины 19 столетия.

В декабре 1798 года Россия присоединилась к антифранцузской коалиции. Первоначально главнокомандующим союзными войсками намечался эрцгерцог Иосиф, но он был молод и неопытен, и Англия склонила Австрию обратиться к Павлу I с просьбой назначить на этот пост «знаменитого своим мужеством и подвигами» полководца Суворова. Павел вынужден был согласиться. В музее демонстрируется картина Н.А.Шабунина «Отъезд Суворова в Итало-Швейцарский поход». Раннее морозное утро, Суворов стоит на крыльце деревенской церкви. Сюда пришли крестьяне, отставные солдаты, кончанские ребятишки, чтобы попрощаться с полководцем. В самой большой комнате дома-музея размещена экспозиция, рассказывающая об Итало-Швейцарском походе. Здесь представлены портреты, картины, образцы вооружения  русской армии и другие экспонаты, раскрывающие эту героическую эпопею. 3 апреля 1799 года Суворов прибыл к армии и уже через 5 дней (!) начал знаменитый поход, ставший венцом его полководческой славы. Победы русской армии на реках Адде и Требии, разгром французов при Нови позволили освободить всю Северную Италию. 8 августа 1799 года Павел пожаловал Суворову титул князя Италийского, а он уже отправился в Швейцарию, где совершил знаменитый переход через заснеженные Альпы. Это была вершина героизма русских войск, преодолевших не только непроходимые горы, но и предательство австрийских союзников. Об этом невероятном походе жители Швейцарии помнят до сих пор. У Чертова моста, который штурмом взял Суворов и его чудо-богатыри, установили мемориальную доску. Музеи, посвященные великому русскому полководцу, до сих пор сохранились в нескольких швейцарских городах. 10 октября 1799 г. Россия расторгла военный договор с Австрией, и армия была отозвана на родину. По пути в Петербург Суворова везде встречали восторженно, с колокольным звоном. Ехали медленно, с частыми остановками. Перед Швейцарским походом Александр Васильевич занемог, стали побаливать глаза, давали знать о себе старые раны. Кампания еще усилила его болезненное состояние, но особенно мучил кашель, совершенно разбивавший грудь. 28 октября 1799 года Суворов получил высший российский воинский чин – генералиссимуса, и его полный титул стал: Александр Васильевич Суворов-Рымникский, князь Италийский, граф Российской и Римской империй, генералиссимус российских сухопутных и морских сил.

Утомленный и больной, Суворов приехал в столицу вечером 20 апреля 1800 года и остановился в доме родственников на Крюковом канале. Здесь он и провел последние дни жизни. 6 мая Александр Васильевич Суворов тихо скончался. Похоронили его в нижней Благовещенской церкви Александро-Невской Лавры при громадном скоплении народа. На могилу положили глыбу белого итальянского мрамора. На камне выбили всего три слова: «Здесь лежитъ Суворовъ».