Соловецкий бастионДревних могучих крепостей на русской земле немало, и у каждой из них свой неповторимый облик, свои индивидуальные особенности, свое природное окружение. Но и среди них Соловецкий кремль занимает особое место. Трудно поверить, что стены эти выложены человеческими руками, такой стихийной мощью и в то же время таким величавым спокойствием веет от них. Среди суши или на берегу небольшой реки такое сооружение не могло бы стоять, оно производило бы впечатление чего-то искусственного, чужеродного. Его место - у морского простора. Глядя на высокие прочные стены и кряжистые башни Соловецкого монастыря, можно только подивиться, насколько хорошо были учтены все особенности местности и природные условия при выборе площадки для постройки. С запада его омывает Белое море, обеспечивая естественную водную преграду. Идущая вдоль берега "приступная" стена всеми своими бойницами обращена к морю, обеспечивая защиту крепости и угрожая гибелью вражеским кораблям, пытающимся подойти к берегу. Наблюдательные посты располагались наверху высоких крепостных башен, позволяя просматривать огромное водное пространство и на  расстоянии обнаруживать корабли неприятеля. С востока к другой  стене крепости подступает Святое озеро, а с юга и севера монастырь защищали широкие и глубокие рвы, выложенные камнем и укрепленные с наружной стороны прочным частоколом из заостренных бревен. Первая ограда была сооружена в 1489 году, через полстолетия после возникновения самого монастыря. Это были бревенчатые стены с ходом по верху и с высокими бревенчатыми башнями по углам. Такие стены ограждали Соловецкий монастырь на протяжении почти столетия. В те далекие беспокойные времена было много любителей поживиться чужим добром: литовцев, немцев, датчан, шведов, совершавших частые набеги на русские поселения, грабивших и разорявших народ и пытавшихся завоевать наши земли.

В 1571 году вблизи Соловков появились шведские корабли. В дальнейшем подобные тревоги участились, не проходило и года, чтобы на территории, которой владел монастырь, не появлялись неприятельские отряды. Обстановка становилось все более напряженной. В 1578 году для организации обороны этого района в монастырь был прислан воевода Михаил Озеров и с ним четыре пушкаря и десять стрельцов. Михаилу Озерову поручалось не только командование стрельцами, но и сооружение нового деревянного острога. Позднее, на протяжении многих десятилетий, соловецкое войско комплектовалось из монастырских крестьян. Стрельцы снабжались оружием, денежным (3 рубля в год!) и хлебным жалованьем от монастыря. Таким образом, в последние десятилетия 16 века Соловецкий монастырь получил собственную военную силу, и функция обороны Поморья была возложена на него в полном объеме. А начало было нелегким. Летом 1579 года отряд “каянских немцев” (так тогда называли  шведов и подвластных им финнов) напал на Кемскую волость и основательно опустошил ее. Михаил Озеров со своими стрельцами выступил против неприятеля, но в бою, разыгравшемся на территории Маслозерской волости, войско его было разбито, а сам воевода погиб. Тогда в Соловки был прислан новый воевода - Андрей Загряжский, который набрал новую сотню стрельцов и начал учить их “исправной стрельбе”. В 1580 году три тысячи “каянских немцев” вновь вторглись в Кемскую волость. Трое суток шел бой и окончился отходом неприятеля, но и после этого вражеские набеги на Поморье не прекращались. Трудности обороны этого района возрастали. И вот в 1584 году, по указу царя Федора Ивановича, только что вступившего на престол, начинается строительство вокруг Соловецкого монастыря каменной крепости. Началось грандиозное строительное предприятие, составившее  блестящую страницу в истории русского военно-инженерного искусства. Строительным материалом для стен и башен кремля послужил валун с добавлением кирпича и известкового раствора. Мощные булыжники, залежами которых богаты Соловецкие острова, имеют хорошие противоударные свойства. Впоследствии, когда крепость подвергалась обстрелу, грозные валунные стены оказались несокрушимыми. Самыми  высокими и мощными были стены южной и северной сторон, так как здесь к кремлю можно было подступить с суши. На этих участках стены достигали толщины шести метров, а высоты - до одиннадцати. Здесь была сконцентрирована и основная часть башен. Как и в других крепостях того времени, башни значительно выступают вперед за линию стен, что обеспечивает возможность хорошего фронтального и фланкирующего обстрела идущего на штурм противника. Соловецкий кремль был сооружен силами и средствами самой обители. Источники называют имя мастера, руководившего постройкой крепости. Это соловецкий монах Трифон (в миру - Терентий Кологривов). Мощная Соловецкая крепость вскоре после ее создания была оснащена значительным количеством орудий. Ее охрана была доверена военному отряду, за содержание которого был ответственен монастырь. Пока сооружалась крепость, неприятель не дремал. В 1590 году его отряды вторглись в пределы Кемской волости и отсюда ушли вверх по р. Кеми. Правительство было всерьез обеспокоено военной обстановкой в Поморье. Москва торопит с окончанием постройки крепости. В сентябре 1592 года большой финский отряд вторгся в пределы монастырских владений и, разоряя по пути соляные варницы, мельницы и рыбные тони, захватывая в плен жителей, двинулся к Сумскому острогу и осадил его. Однако засевшие в деревянной крепости монастырские стрельцы и собравшиеся под защиту острожных стен крестьяне окрестных селений отважно защищались, устраивали неоднократные вылазки и вынудили неприятеля снять осаду и уйти восвояси. После этого в 1593 году в Соловки был  прислан военный отряд (2 сотни московских стрельцов и 90 малороссийских казаков), а в следующем году сооружение кремля было окончено. Соловецкий кремль вступил в строй действующих русских крепостей — самая могучая и надежная крепость на всем русском Севере.

Военные тревоги продолжались в течение всего 17 века, но во всероссийском масштабе оборонное значение монастыря вновь дало о себе знать при Петре Великом, во время Северной войны. Петр еще раньше, в 1694 году, приезжал на Соловки из Архангельска. По дороге царская яхта попала в бурю и едва не погибла. В монастыре Петр провел три дня, интересуясь не только его церковными ценностями, но и военной готовностью. С началом  Северной войны начались работы по сооружению Новодвинской крепости у Архангельска, затем были обновлены старые монастырские укрепления - Кольский, Сумский и Кемский остроги. В 1701 году шведская эскадра вошла в Белое море и стала задерживать и топить рыболовные и торговые суда. В июне шведы попытались захватить Архангельск, но были разбиты под Новодвинской крепостью. Был захвачен и шведский флаг - первый вражеский морской флаг, ставший трофеем. Летом Петр вторично посетил Соловецкий монастырь. Его сопровождали тринадцать военных кораблей. Царю салютовали пушечной пальбой из всех орудий на стенах и башнях. Петр осмотрел монастырскую стену, побывал в ризнице и в оружейной палате. Верхом на лошади, а не в приготовленной для него роскошной повозке, которая до сих пор хранится на Соловках, Петр объездил остров. Флот стоял у Заяцкого острова. Здесь и была построена церковь, посвященная Андрею Первозванному, объявленному покровителем русского флота. С тех пор русские военные корабли стали плавать под Андреевским флагом — голубым косым крестом на белом фоне. С выходом России к Балтийскому морю военное значение Соловков пало, хотя тревожная обстановка во время русско-шведских войн заставляла укреплять монастырь. В начале июня 1854 г. в Белом море появилась англо-французская эскадра из десяти кораблей. Эскадра крейсировала по Белому морю, останавливала, грабила и топила торговые корабли, пыталась высадить десант на острове Мудьюг в устье Западной Двины, бомбардировала селения. Обороной Соловков командовал архимандрит Александр, бывший полковой священник, имевший некоторые военные познания. В его распоряжении находились пятьдесят три престарелых инвалида, главной обязанностью которых на Соловках было охранять ссыльных. К этим инвалидам добавилось большое число добровольцев из богомольцев, работников, послушников, монахов и даже заключенных. Оружия на Соловках было очень мало. Двадцать старинных пушек были по большей части совсем непригодны к делу. Могли быть употреблены для обороны только два орудия. Пороха было всего двадцать пудов. Из Новодвинской крепости было привезено восемь маленьких пушек со снарядами на шестьдесят выстрелов для каждой. 6 июля 1854 г. к монастырю подошли два паровых 60-пушечных фрегата - "Бриск" и "Миранда". Оба корабля, постояв немного против монастыря, отошли в направлении Кеми, но через час вернулись и подняли переговорные флаги. Сигналы эти не были поняты в монастыре, и тогда англичане произвели три выстрела, на которые ответила монастырская батарея, спрятанная за пригорком мыса. Началась бомбардировка монастыря. Пушки, расставленные по стенам, не могли отвечать: их ядра не долетали до английских кораблей. Отвечала лишь береговая батарея. Один из кораблей, "Миранда", был поврежден и отошел за Кладбищенский мыс для починки. На следующий день рано утром английские парламентарии под белым флагом доставили в монастырь ультиматум, в котором требовалась полная сдача гарнизона вместе со всеми пушками, военными припасами и знаменами. Архимандрит Александр созвал военный совет из старших монахов и начальника инвалидной команды, который и составил категорический отказ англичанам. Без четверти восемь утра был произведен бортовой залп, и бомбардировка началась. Ста двадцати английским корабельным орудиям противостояли десять старых монастырских пушек. Вначале отстреливались только две маленькие пушки береговой батареи, но когда один из фрегатов приблизился к монастырю, стрелять стали и те восемь пушек, которые были расставлены на стенах. Последнее ядро, пущенное по монастырю, пробило икону над дверями Преображенского собора. После этого бомбардировка прекратилась. Англичане выпустили по монастырю 1800 ядер и бомб, но повреждения были незначительны. Бомбардировкой Соловецкого монастыря в июле 1854 г. закончилась военная история монастыря.

Стены и башни Соловецкого монастыря производят неизгладимое впечатление своим грозным видом, невероятной, титанической мощью стен, прорезанных узкими бойницами, и молчаливой настороженностью угрюмых, тяжелых и грозных башен с высокими коническими шатрами. Нет крепости, так неразрывно и неотделимо слившейся с окружающей природой, как Соловецкая. Кажется, что всегда стояли эти стены и башни и что без помощи рук человека сами собой они возникли вдруг здесь на Соловецком острове, на берегу студеного Белого моря, что они такая же часть удивительной северной природы, как и лежащие повсюду громадные гранитные серовато-белые валуны.